пятница, 18 февраля 2011 г.

Михаил Шемякин

Давненько я не писала о художниках – вот исправляюсь. Искусство Михаила Шемякина, на мой взгляд, стало такой же неотделимой культурной компонентой Петербурга, как романы Достоевского, к примеру, или поэзия Бродского, или рассказы Довлатова… Всем мне нравился Шемякин: и своим научным, системным подходом к искусству, и тем, что дотошная исследовательская  манера его произведений напоминает скорее творения какого-то средневекового алхимика, нежели современного художника. Я всегда ценила в его произведениях метафизическую и фантасмагорическую составляющую, отчасти рождённую магией Санкт-Петербурга. Нравился мне и мачизм шемякинский, и брутальность… И то, что за словом в карман не лезет (метко обозвал “залепухами” уродливые здания из стекла и бетона, которые в большом количестве, как грибы после дождя, стали появляться в исторической зоне Петербурга). Хороший был мужик и хороший есть художник. Но беда в том, что я… ммм, несколько политизирована... И я, признАюсь, нервно отнеслась к тому, что Шемякину для создания Фонда собственного имени было подарено (!) Путиным (как сброшено с барского плеча) здание в центре Санкт-Петербурга. Здание Шемякин с благодарностью принял, славословиями нужными в адрес друг друга стороны обменялись, чай вместе попили, а мне, и не только мне, отчего-то стало противно. Деятели культуры нас в последнее время благородством и принципиальностью совсем не баловали, даже наоборот, доказывая лишний раз лояльность к нынешней власти, усиленно соревновались в том, кто тщательнее вылижет (Михалков)  или загадочнее промолчит (Гребенщиков). В общем, “бесы у власти” (по выражению самого Шемякина) так и норовят соблазнить, искусить “старых работников культуры”, а те и рады оправдать высочайшие бесовские ожидания…
Но вернёмся, пожалуй, к искусству Михаила Михайловича Шемякина, которое я по-прежнему очень люблю.
Скульптуры
Пётр I
Люблю его скульптуру “Петр I” в Петропавловской крепости. К сожалению, до сих пор не обзавелась фотоаппаратом (никак мне не определиться с маркой и набором функций), поэтому фото из интернета:

На подножии памятника высечена надпись "Создателю города Санкт-Петербурга от итальянского скульптора Карло Растрелли и русского художника Михаила Шемякина. Отлито в Нью-Йорке в 1991 году".
Бронзовый Пётр Шемякина – это своего рода зеркальное отражение восковой “персоны” (так в 18 веке назывались скульптурные портреты) Растрелли, которая была создана мастером сразу после смерти царя. Пётр Шемякина вызывает противоречивые чувства, но так, наверное, и должно быть, когда смотришь на действительно выдающееся произведение. Пропорции фигуры Шемякин исказил, но не так сильно, как могло бы показаться неискушённому зрителю. Пётр I, на самом деле, обладал очень нестандартной внешностью. Недаром восковой прототип бронзовой скульптуры царя долгое время хранился в Кунсткамере – собрании уродов (сейчас его можно увидеть в Эрмитаже). По словам Михаила Шемякина, ему “хотелось показать Петра значительным даже сидящим на кресле, чтобы у зрителей сложилось впечатление чего-то ужасного, если представить, что царь сейчас встанет”. Голова царя без привычного парика выглядит очень маленькой по сравнению с телом, и пальцы… обратите внимание на эти пальцы мертвеца… Мне редко нравятся памятники историческим деятелям, но Пётр Шемякина – это шедевр, на мой взгляд. Это портрет власти, российской власти, безжалостной и попахивающей мертвечиной. Установлен памятник Пётру I на Плясовой площади* перед зданием Гауптвахты.
*Плясовая площадь - площадь перед гауптвахтой в Петропавловской крепости, в 18 веке служила местом наказания солдат. В землю был врыт столб, вокруг него острые колья-спицы. На них босыми ногами ставили провинившегося, который от боли переступал с ноги на ногу. Создавалось впечатление, что он пляшет.


Сфинксы




Мемориал “Жертвам политических репрессий” (1995).
Установлен напротив тюрьмы “Кресты” (Арсенальная набережная) на противоположном берегу Невы (Набережная Робеспьера). К жилым домам сфинксы обращены профилями дев, а к тюрьме - изъеденными обнажившимися черепами. Между сфинксами на парапете набережной — стилизованное окно тюремной камеры с решёткой. По периметрам гранитных постаментов — медные таблички, на которых выгравированы строки из произведений Н. Гумилёва, О. Мандельштама, А. Ахматовой, Н. Заболоцкого, Д. Андреева, Д. Лихачёва, И. Бродского, Ю. Галанскова, А. Солженицына, В. Высоцкого, В. Буковского.

Дети – жертвы пороков взрослых
Я бывало ёрничала по поводу того, как не повезло Москве с Церетели, и как повезло Питеру с Шемякиным, но и в Москве на Болотной площади установлена многофигурная скульптурная композиция Михаила Шемякина “Детям – жертвам пороков взрослых” (2001). Фото всех фигур я здесь размещать не буду, просто дам ссылку на сайт, где их можно будет рассмотреть во всех подробностях.




Натюрморты
Просто обожаю его натюрморты. Всё время пытаюсь понять, что послужило их основой? На холст не очень похоже... Прихожу к мысли, что натюрморты написаны на пергаменте, во всяком случае, фактура фона очень напоминает пергаментную.
Шемякин – многогранен и многолик. Уместить всё, что мне нравится, в один пост невозможно, так что, продолжение следует…