пятница, 31 декабря 2010 г.

пятница, 24 декабря 2010 г.

Браслет и серьги Mint Roses

Это будет последний в этом году комплект украшений. Следующую коллекцию я планирую приурочить к Валентинову дню, но всё будет зависеть от того, как сработает наша, не побоюсь этого слова, родная почта. Заказав фурнитуру в штатовских интернет-магазинах в начале декабря, я настроилась ждать и не волноваться до начала февраля. Интересно, хватит ли отечественной почте форы длиной в месяц? Тем более, что по всем TV- каналам нам внушают, что у Почты России прямо-таки "чемпионские сроки доставки" (!). Ну, да ладно, не стану больше злопыхательствовать - всё-таки праздники на носу, и о плохом совсем не хочется думать;)
Итак, вернёмся к комплекту и к моему любимому цветовому сочетанию мяты и бронзы. Думаю, что пора мне завести отдельный тег mint и признаться в любви ко всему мятному, бирюзовому, берилловому; к цвету морской волны, водяной зелени и дроздовых яиц, и прочему сине-зелёно-голубому, смешанному в разных пропорциях... Я даже подписалась на два блога несомненно созданных для того, чтобы увеличить количество красоты в мире - теперь любуюсь: House of Turquoise  и Everything Turquoise. Полюбуйтесь и вы :) 
А вот и Mint Roses:

vintage

четверг, 23 декабря 2010 г.

Александр Акилов

На волне ностальгии хочу познакомить вас с творчеством Александра Акилова, одного из самых известных таджикских художников. Он, как и многие, покинул Таджикистан в 90-е, но связи с родиной не потерял.
Вопреки общим и весьма распространённым представлениям о том, что Восток  обязательно должен быть  ярким и кричащим, словно торговец в базарный день, палитра Акилова - сдержанна, изысканна и даже холодна. И художник совсем не погрешил против истины. Ярким Таджикистан бывает очень недолго в самом начале весны, когда природа словно торопится до наступления иссушающей жары быстро расцвести, чтобы так же быстро увянуть (совсем как восточная женщина). Я помню этот дрожащий от палящего солнца воздух, когда асфальт плавится так, что еле успеваешь отдирать от него подошвы или вытаскивать наполовину утонувшие каблуки. Чинары стоят запылённые, их листья - вот только недавно проклюнулись из почек – сразу же начинают жухнуть. +40 по Цельсию – это не шутка, доложу я вам. В этом мареве краски кажутся выгоревшими и приглушёнными.
Зато какая благодать по вечерам! Небо становится ультрамариновым, а звёзды можно достать руками. Лунные бледные отсветы на стенах домов и смутно белеющие от снега вершины гор вдалеке. Полный штиль – даже листик не шелохнётся, слабое журчание арыка во дворе и я, медленно, как во сне, опускаю в его ледяную горную водичку свои исколотые камнями и колючками, пыльные, пробежавшие бессчётное количество километров за день, ноги…
И вот картины Акилова такие же – контрастные, призрачные и манящие, совсем как сны из детства.

среда, 1 декабря 2010 г.